Конец охоте? (01/2023)

В 2020 году группа экспертов обратилась к Министру Лесного Хозяйства, Рыболовства и Окружающей среды с рекомендацией запретить в Южной Африке разведение львов в неволе. В результате в 2021 году Министр официально заявила, что последует данной рекомендации. Это стало началом конца для «львиных» развлечений для туристов, введению запрета на «консервированную» охоту и вывоз костных останков львов в Азию для их переработки с целью изготовления народных китайских средств (ТСМ).   

Данное решение вызвало небывалый переполох среди разведенческих хозяйств Южной Африки. В СМИ с завидной регулярностью появляются сообщения об ужасающих условиях содержания львов на фермах по их разведению: хозяева отказывались следить за животными и заниматься ими, поскольку у их схемы заработка нет будущего. Национальный совет обществ по предотвращению жестокого обращения с животными (NSPCA), орган в ЮАР, занимающийся защитой животных, обратился к Министерству с просьбой принять оперативные меры, ибо они все чаще вынуждены наблюдать за тем, как жутко голодают львы. 

Поскольку группа экспертов также отметила, что единственным решением в данной ситуации они считают усыпление более восьми тысяч львов, зашевелились организации, занимающихся защитой животных. 

В 2022 году Министр окружающей среды ЮАР Барбара Криси заявила, что в ответ на многочисленные реакции и рекомендации, связанные с индустрией разведения львов в неволе, она планирует создать рабочую группу, которая займется выработкой рекомендаций, консультациями о том, как работать с разведенческими фермами, и для анализа ситуации с усыплением – всех ли животных действительно надо усыпить. Еще одна задача для группы – проанализировать, сколько львов находится в каждом хозяйстве, подсчитать число действующих контактных зоопарков и получить данные о количестве скелетных останков львов в хранилищах. Также будет проведен аудит хозяйств, занимающихся разведением в неволе.   

Рабочей группе предстоит также изучить вопрос о том, как договориться с хозяйствами, готовыми участвовать в поэтапном сворачивании этой индустрии. Как вариант, возможно предусмотреть какие-то компенсации. Это необходимо будет делать по согласовании с другими участниками процесса, например, львиными заповедниками. В перспективе они могли бы забрать львов из этих хозяйств.  

Для ферм, которые не согласятся сотрудничать, будущее окажется сложным. Существующая бизнес-модель прекратит свое существование, и это совершенно очевидно. Но поскольку на регулярной основе поступают сообщения о вопиющих случаях истощения львов, ожидается, что придется ужесточить правила содержания животных и более пристально следить за их применением. Эта рабочая группа – последняя возможность для хозяйств, занятых разведением львов в неволе, подчиниться.  

И даже спустя два года после того, как группа экспертов обнародовала свое заключение по ситуации, будущее содержащихся в неволе львов в Южной Африке остается все таким же неопределенным.  

Simone Eckhardt, Stichting SPOTS